Школьный фельдшер – сама доброта

Школьный фельдшер – сама доброта

25 января 2007 № 9 (10534)

«Золотой» шприц – в подарок…

Незаметен на первый взгляд труд школьного медицинского работника, в то время как забот у него – хоть отбавляй.

– Здравствуйте, – появляется на пороге медицинского кабинета школы № 5 в конце учебного дня девочка лет двенадцати.

– Здравствуй. Что случилось? – спрашивает ее школьный фельдшер Людмила Ивановна Тарита.

– Плохо вижу, глаза болят. Закапать надо.

– Не надо. Тебе нужно носить очки – я же говорила!

– Они мне уже не подходят.

– Нужно купить другие.

– Маме сегодня некогда…

– Прошло столько времени – целые каникулы! Ты не из интерната, родители есть и должны о тебе заботиться. Или сходи в «Оптику» сама – уже большая. Обязательно замени очки!

– Чуть не каждый день приходит, – обращаясь ко мне, говорит Людмила Ивановна. – А родителям словно все равно. В последнее время многие стараются спихнуть своих детей на садик, школу: работаем, мол, и все тут! Иные кричат на учителей: «Вы должны! Обязаны!» На себя ничего брать не хотят.

Сама Людмила Ивановна не из таких: очень заботится о ближних дома, о пациентах – на работе. Школьного фельдшера любят все: и те, кто еще учится, и выпускники. Как, к примеру, Елена Молоткова решила стать врачом? Не только потому, что медсестрой работает ее мама, но и потому, что в свое время приходила к Людмиле Ивановне и говорила:

– Не из-за медицины к Вам хожу, а из-за Вас. Вы мне нравитесь!

Теперь Лена не только окончила медицинский институт, но и защитила кандидатскую. Очень любит свою профессию.

Как не гордиться Людмиле Ивановне этим? Не зря она в числе 25 лет, которые трудится здесь фельдшером, двадцать (единственная в городе и районе!) вела курсы младших медицинских сестер по уходу за больными. Давала и навыки ухода за грудными детьми. Группа из двух десятков девчонок, освоив серьезную программу по международным стандартам, получала дипломы, а с ними без экзаменов брали в медицинские училища, можно было работать косметологами. Около 70 процентов окончивших курсы выучились на медиков, многие получили высшее медицинское образование.

Каждый год ребята из выпускных классов, оценивая работу фельдшера, готовят ей шуточные, но довольно многозначительные сюрпризы: то «золотой» шприц на подставке соорудят, то грамоту или сертификат якобы Министерства здравоохранения подарят. Посмеется вместе с ними. А в общем, признание ребят приятно: не к каждому так относятся сегодняшние ученики.

Дело случая?

Как попала сюда эта яркая, способная трудиться и на самой передовой врачебной должности женщина?

– Случайно, – признается Людмила Ивановна. – Прийдя из Приозерской ЦРБ заменить фельдшера всего на две недели.

Впрочем, и в Приозерск она с мужем-военнослужащим из Ленинграда, где выросла и училась, прибыла в 1976 году всего на два месяца. Тихий скромный городок ей не приглянулся и, как все временное, казался преходящим. Особо не заводила она здесь друзей, при любом удобном случае старалась с семьей уехать куда-то на выходные и в отпуск, пол-Союза объездила. А в итоге задержалась здесь уже на тридцать лет!

В пятой школе выучились, достойными людьми стали дочь Юля и сын Андрей. Скоро закончит эту школу внук Ваня, которого повсюду можно увидеть рядом с бабушкой. И не случайно: с ней интересно, он любит ей во всем помогать.

Как произошло, что в школе, куда, думала, что ни в жизнь не пойдет, «застряла» на четверть века?

– Бывшая тогда заведующей детской поликлиникой Галина Александровна Покровская и главный врач ЦРБ Семен Моисеевич Гольдберг уговорили. А директор школы Маргарита Антониновна Оршанская все время упрашивала: «Ну, поработай еще! Хоть немного!»

Полдня здесь, полдня – детским врачом: так и трудилась Людмила Ивановна много лет. Г. Покровская была ее учителем и наставником. «Иди, – говорит, как только та пришла в поликлинику, – на пятом участке врач заболел». «Я не смогу!» – ужаснулась Людмила. «Освоишь!» – только и сказала Покровская. Куда было деться – освоила!

Помнит и то, как пришла на работу в первый раз: в накрахмаленном халатике.

– Сними! – посочувствовали ей коллеги. И не зря. На вызов Людмила отправилась на чердак деревянного дома, где грязный, в жутких лохмотьях, находился маленький ребенок…

Забот – полон рот

Чем занимается школьный фельдшер? По идее – профилактикой детских заболеваний. На самом деле – чем только не приходится. Ученики, учителя, родители учащихся – все ее пациенты. Контроль за санитарным состоянием столовой, туалетов, всех школьных помещений тоже входит в обязанности фельдшера.

Объем работы очень большой. Прививок на 600 детей – тысяча штук в год – не шутка! Только в ноябре прошедшего года сделано четыреста… И нужно заранее выбрать, просчитать, какую каждому сделать, чтобы не во вред была, затем проверять самочувствие.

Какие дети чаще всего обращаются к фельдшеру в последнее время? Отвечает:

– С нарушением питания. Родители теперь завтрак не готовят, а в школе, как правило, дети булочкой с чаем обходятся. Откуда здоровью быть? Вот животы и болят. Спрашиваешь: «Что ты ел утром?» «Ничего!» – отвечает. Причем, чаще обращаются ко мне дети из благополучных семей. Ведь школьников из семей социального риска в начале учебного года ставят на горячее питание, которое, считаю, должны получать все ребята. Тем более что столовая у нас хорошая, руководящий повар Джамиля Евгеньевна Ковардакова очень старательная, неконфликтная. Подстать ей сейчас и все работники школьной столовой, которые, знаю, не подведут.

Школьные будни

В медицинский кабинет дверь открыта всегда: заходи любой, кто нуждается в помощи. Так было и в ЦРБ: Л. Тарита не уходила с приема, пока не были приняты все – неважно, имелись у них номерки или нет.

Не только она поступала так, но и другие, к примеру, Галина Александровна Покровская, которая является для нее идеалом врача. Людмила Ивановна считает, что такие порядки должны быть в больнице и в наше время.

На пороге кабинета появился подросток лет десяти.

– Здравствуйте!

– Добрый день, Саша. Что случилось?

– Голова сильно болит.

– Кашель, насморк есть?

– Есть.

– Температуру измерял?

– Нет. Мама сказала – иди в школу, там тебе измерят. А я иду – глаза на ходу закрываются. Хоть и выспался…

– Возьми градусник.

Пока тот меряет температуру, фельдшер интересуется:

– Как четверть закончил?

– Без троек.

– Молодец. Температура у тебя нормальная. Видимо, день такой – перепады давления. Надо было дома денек полежать, в школу не ходить. Массаж тебе делать закончили? – видно, что подросток приходит сюда не в первый раз.

– Десять сеансов прошел, электрофорез тоже делали.

– Надо в реабилитационный центр походить – выпишу направление. А пока таблеточку дам, урока два посидишь – посмотрим, как будешь себя чувствовать. Дома нужно будет носовые пазухи «синей» лампой греть, в нос капли закапывать, иначе начнется гайморит.

– Два класса у нас ходят во вторую смену, в том числе и Сашин, – поясняет Л. Тарита. – Уроков много, все серьезные. Ребята приходят домой вечером и уроки делают. Нагрузка большая, переутомляются.

И тут рассказала Людмила Ивановна, как еще совсем недавно под началом школьного завуча Ирины Дмитриевны Лобанцевой проводила сравнительное исследование состояния здоровья учащихся в классах повышенных знаний и коррекции. Анализ заболеваемости приводил к выводу, что в коррекционных классах здоровье у ребят лучше. Теперь разграничение детей в школе отменено.

Жизненным трудностям не сдается

Вместе с положительными изменениями вынуждена Л. Тарита принять и отрицательные. К примеру, в последние два года решением школьной администрации отменены курсы медсестер, а также практика врача-логопеда, хотя в начальные классы поступили 18 детей с нарушением речи, нуждающиеся в помощи этого специалиста. Ушли в небытие выступления на педсоветах и так необходимые детям лекции: «Как следует питаться», «Забота о глазах», «Как избежать отравлений», «Режим труда и отдыха при подготовке к экзаменам», «Первая медицинская помощь при травмах», «Вредные привычки». Не получило развития среди учащихся и начинание, которое было введено в бытность директором школы В. Кирильчук, – валеология («здоровье здорового человека»). А как интересно было проводить валеологическую диагностику!

Жалеет ли Л. Тарита, что столько лет потратила на школьную медицину? Напротив, считает:

– Не раз приглашали в другие места, на более высокооплачиваемую работу. Отказалась. Мне нравится трудиться здесь: работа творческая, она мне интересна.

Как быть с тем, что временное в жизни Людмилы Ивановны стало постоянным? Не жалеет ли она о прожитых в Приозерске годах? Нет. Ведь, как говорит поэт: «Не бывает напрасным прекрасное». Отмечает:

– Я благодарна судьбе, что на работе и дома меня окружают хорошие люди.

Как приятно ей читать поздравления к праздникам, какое, к примеру, написала выпускница школы, ставшая стоматологом, Ксения Ксенофонтова: «Хочу пожелать Вам всегда оставаться такой же внимательной, отзывчивой, доброй. Спасибо за помощь, заботу и поддержку, которую Вы оказываете людям. Хорошо, что на свете есть такой удивительный человек, как Вы! Никогда не сдавайтесь! Пусть повсюду Вам сопутствует удача!»

Если ты нужен людям, не так важно, в каком городе или поселке живешь. Главное – делать добро. А быть нужным людям так, как Людмила Ивановна, это уже настоящее счастье и огромный жизненный смысл.

Надежда МУРАШОВА

25 января 2007 № 9 (10534)

Рассказать друзьям: